paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Глиптотека


Главный (самый известный) художественный музей Копенгагена, стоящий в самом центре, бок о бок с парком Тиволи, оказывается частным – когда мы пьём датское пиво, то финансируем Фонд, расширяющий коллекции и здания, а так же проводящий в Глиптотеке бесплатные дни два раза в неделю.
Это огромное монументальное здание с претензиями на смешение классических стилей с огромным внутренним садом, накрытым куполом.
Среди пальм и цветущих кустарников стоят скульптуры, в водоеме, огибающем центральный фонтан плавают рыбы, с боку доносится стук вилок и звон посуды – в зимней оранжерее так же, расположен ресторан; приятное следует совмещать с полезным.
Зимний сад окружают два выставочных крыла, в которых размещены коллекции древних артефактов – одно крыло отдано блестящей античной коллекции, сгруппированной по эпохам.
Несколько залов посвящено архаическим Корам и прочьему Междуречью, дальше следует восхождение к Классике, постепенно переходящей в Римское искусство.
Здесь мне особенно понравились реконструкции окраски некоторых древних мраморов, которые, как известно, в аутентичном виде выглядят ярко и празднично. Маскарадно.
Ну, вот, например, как выглядит и выглядел бюст Калигулы.




Так же остроумно решена небольшая коллекция древнеегипетских артефактов – для того, чтобы её посмотреть нужно спуститься по долгой, пологой, затемнённой лестнице глубоко под землю.
Там в нишах стоят погребальные памятники и лежит несколько саркофагов и мумий, лица которых закрыты фаюмскими портретами.



Внутри ампирной, вычурно пышной Глиптотеки, с обилием позолоченной лепнины, фигуристых полов и расписанных потолков, то и дело встречаются радикально современные помещения – совсем как в Лувре – вот и египетская коллекция размещена в таком модернистском осколке: Глиптотеку недавно перестраивали, не только достроив отдельный, как бы внутренний корпус для импрессионистов, окруженный стеклянными стенами и похожий на бронированный сейф с толстыми стенами, но и опустив все служебные помещения (гардеробы и туалеты) под землю, на уровень исторической кладки – из-за чего и возникли эффектные, стильные, сводчатые подземелья, похожие на казематы.



Залы с античными богами и героями окружены галереей бюстов, среди которых я нашёл Сократа и Платона, практически всех комедиографов и философов, некоторых известных императоров Рима и героев.
У многих из них отколоты носы, так как находили их в земле, раскапывая травмировали, но не пропадать же добру – копенгагенские музейщики свели все отпавшие от оригиналов мраморные детали лиц и поместили их в одной общей таблице.



Другое крыло отдано французской скульптуре эпохи модерна.
Открывается она впечатляющей подборкой работ Родена. Одних вариантов Поцелуев здесь несколько.
В перспективе стоят «Граждане Кале», которых я впервые разглядел столь подробно, ну, а в самом зале стоят бронзовые торсы, модель памятника Гюго и прочая французская классика.
Завернув за площадь с «Гражданами Кале» попадаешь в зал с бронзовыми этюдами Дега.
Балерин и лошадей здесь, кажется, не меньше, чем в Д’Орсе – так умело они распределены по витринам.
А, может быть, и больше. По крайней мере, балерин (лошадей здесь всего несколько).
Ну, а дальше начинается скучное салонное искусство. Дважды безжизненное.
И датское (многочисленные поклонения Торвальдсену), и, разумеется, французское – датчане в своём развитии ориентировались на только на голландцев.



Но самого голландского искусства в Глиптотеке нет, как и много ещё чего.
Коллекция здесь сфокусирована на нескольких реперных точках. Антики, датская классика, импрессионисты.
Всё прочее привозят на временное хранение или же показывают в государственном художественном музее, который стоит в парке возле Ботанического сада (мы проходили его с Машей во время вечерней прогулки и специально идти туда, почему-то, не захотелось).
По роскошной, «дворцовой» лестнице с богатым декором и медальонами с портретами великих художников, от Рафаэля и Веласкеса до Рембрандта и Рубенса, которых в Музее не показывают, попадаешь в залы второго этажа, явно перестроенные и пёстренько оформленные совсем недавно.
Здесь ты делаешь беглый проход по кольцу залов с коллекцией «золотого века» Датского искусства, смотреть который совершенно не интересно, если, разве что, с этнографической точки зрения.



Гладкий бидермайер и робкий модерн, гламурный ампир и множество картин, изображающих животных. Семейные портреты. Цветы. Тоскливые морские ландшафты.
Чуть выше – временная выставка «Время Клеопатры», постерами которой оклеен весь Копенгаген.
Неважно, что сама выставка не удалась – к самой Клеопатре здесь относится лишь небольшая глиняная фигурка на входе, выполненная каким-то датским скульптором в начале ХХ века.
Ну, и ещё афиша с Элизабет Тейлор и увеличенный на принтере комикс; всё прочее – экспонаты из разделов первого этажа, скомпонованные таким образом, чтобы создавалось хоть какое-нибудь ощущение причастности к древним ВИП-персонам.
Фаюмские портреты, бюст Александра Македонского, левые бюсты левых царьков, карты Месопотамии и тд.



Я, конечно, больше всего хотел посмотреть импрессионистов, но они всё никак не попадались и не попадались – схемы, нарисованные на стенах, не хотели соответствовать действительности.
Пришлось дважды обойти залы второго и первого этажа, затем, сдавшись, обратиться с мулатке-смотрительнице с хвостиком, она показала «тайный ход», ответвляющийся от Зимнего Сада.
Там, в левом боковом проходе, за высокими дверьми, возникает совершенно иное пространство иного музея – построенного из стекла, охраняемого металлическими перекрытиями, с лестницами, вынесенными за границы выставочного куба, с террасой на крыше, откуда открывается вид на город, ну, и с пятью залами импрессионистов и их последователей.
С традиционным набором Мане и Моне, несколькими сочными Ван Гогами, Писсаро и ещё одной девочкой балеринкой Дега.



Лучше всего в Глиптотеке представлен Гоген, причём уникальными деревянными предметами, которых дошло не очень много – чашами, украшенными детально проработанной резьбой, демонстративно декоративным фруктово-цветочным натюрмортом.
А ещё здесь много раннего, импрессионистического Гогена, первая жена которого была датчанкой, отчего художник, прежде чем сбежать от буржуазного образа жизни в Полинезию, где, вместе со свободой он найдёт и свой собственный стиль, пару тоскливых (если судить по картинам) лет провёл в Дании.
И это совсем иной Гоген, не похожий на самого себя и более похожий на нечто среднестатистическое импрессинистическое, застрявшее между Писсаро и Сислеем.
Точно так же дотошно выписанное, настроенческое, но лишённое прорыва, которыми все эти художники нам особенно любезны.



Типологически Глиптотека чем-то напоминает ГМИИ им. Пушкина – скульптура здесь точно так же окружает исторически достоверные залы, обрамляющие парадный вход и залы первого этажа; другое дело, что здесь не слепки и не копии, но дух стоит схожий.
Архитектура и скульптура нависают и забивают всё прочее, из-за чего окончательно становится очевидным, что именно эти застывшие и каменные (ну, или литые) формы искусства оказываются в Дании главными.
Формообразующими.
Многочисленные памятники и монументы, в бесконечном количестве расставленные по улицам Копенгагена, как исторические, позеленевшие от влаги, так и модернистские, локальные, самые что ни на есть абстрактные.
Обживающие центральные площади и маленькие площадки, стоящие в парках и дворах.
Живописи, конечно, здесь, как показывает опыт, тоже много и она включена в бытовой обиход, но скульптура, по вполне понятным причинам, более заметна и более интересна.
Именно скульптура, со временем, перерождается в дизайн, в многочисленные ежедневные подробности, повышающие общий уровень культурного моря.
Не случайно, символом Дании становится именно скульптура Русалочки, небольшая и стоящая на отшибе, а не какой-то более величественный и заметный артефакт, вроде Ратуши, Крепости или Замка.
Не случайно, в самом центре Копенгагена построен музей Торвальдсена, главного датского скульптора, здесь же, между прочим, и похороненного.
Это помпезное сооружение, одновременно похожее на Музей и на Мавзолей, огромную усыпальницу с большими декоративными панно на стенах, изображающих возвращение Торвальдсена из Рима.
Да, а выставки, посвящённой смерти, запечатлённой в камне и бронзе, афишу которой мы видели с Диной в самый первый день я так и не нашёл, ни в Глиптотеке, ни в её окресностях.
Может быть, она уже была, может быть, она ещё будет, но пока в ней, на мой взгляд, нет особой необходимости – намертво застывших очертаний здесь, в Копенгагене, и без этой дополнительной манифестации достаточно.



Locations of visitors to this page


Официальный сайт: http://www.glyptoteket.dk/?frames=yes&language=en
Tags: Дания, искусство, музеи, радикал, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments