paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Снегурочка



К ней мы с Диной не пошли, но поехали на такси, поскольку она сидит достаточно далеко от центра, на берегу, который кажется заброшенным, несмотря на свою элитность – здесь, недалеко от королевской резиденции самые дорогие в Копенгагене квадратные метры.
Дина мне сказала выбирать – или метро, или Русалка, но, потом сжалилась, мы и на метро покатались (незабываемые ощущения) и в гостях у сказки побывали.
А ехали туда достаточно долго (город, крохотный только на карте, успел несколько раз поменять костюмы), сначала по узким улицам, затем по каким-то паркам и пустошам, словно бы выезжая за город.
Это, конечно, странно, что Русалка сидит в таком неприметном месте, которое только потом слегка разгоняется и переходит в парк с клумбами и памятниками датским монархам, фонтанам с каскадами и дивными видами на окультуренные окрестности.
Очень похоже на те места у набережной в Бордо, где мы гуляли с Элькой прошлой осенью – когда центр городской тяжести несколько сдвинут вглубь материка, а здесь витринные виды чередуются с парками, поднятыми из недавнего запустения, следы которого, точно оспины на лице, невозможно замазать никакой архитектурной косметикой.





А возле Русалочки, сидящей на камне у самого берега (на другом берегу тянутся какие-то промышленные здания, похожие на доки, торчат трубы, крутятся солнечные ветряки, топорщится новая опера) ничего же нет, кроме гладких камней, кудрявых водорослей и азиатских туристов, трескучих как саранча.
Тем не менее, символ и даже эмблема. При том, что памятники тут понатыканы на каждом углу, а главным является этот, не особенно и приметный, напоминающий Алёнушку, грустящей о брате Иванушке.
Если бы, конечно, не мерзкий, медузообразный рыбий хвост, на который и не сразу обращаешь внимания, была бы она вылитой Алёнушкой.



- Странно, говорю Дине (яркий закат, Дина не снимает солнцезащитных), именно эту скульптуру датчане добровольно избрали своим олицетворением. Значит ли это, что Андерсен схватил в этом существе с изящным, но холодным женским телом, наделённым рыбьими глазами, мозгами и конечностями суть датского характера?
Дина впрягается за датчан, ей не нравится то, что я говорю, потому что она любит датчан за всё хорошее и, вообще, Дине приятно когда всем приятно.
Но факт остаётся фактом – эмблема врать не станет; важно только правильно её прочесть, истолковать.
Дине нравится жить в Дании. Она говорит, что самые большие трудности здесь – с языком, одним из самых тяжёлых в Европе (послушав всего один день датскую речь, кстати, весьма сильно перемешанную с русской, не могу не согласиться) и с климатом, который, в отличие от Русалки, зело переменчив.
То зной, то дожди, вздыхает Дина, если небо чистое и светлое радоваться не стоит, так как это к холоду, промозглому и пронзительному (влажность), а если на дворе хмурь, значит, ждите тепло и субботний комфорт.
Сегодня светит солнце. Сегодня яркий закат и блики на воде. И башни разных конфигураций и цветов, прокалывают рыбий пузырь небосвода и сцеживают внутрь готических шприцов горьковатое безоблачное млеко.



Возле оперы идём под землю. Спускаемся вниз (зря, что ли, за стейком поминали Хулио). Декор станций типовой, но эффектный – серо-стальной, металлически-минималистский.
Голый функционал замкнутого пространства, настолько точно просчитанного и разделённого речитативами самодвижущихся лестниц, что клаустрофобия всё не наступает и не наступает.
Отступает и раздвигается ребристым тоннелем, по которому несёшься, точно по шлангу пылесоса или мусоропровода; в лобовом стекле ты видишь своё отражение, вытянувшееся то ли от искажения, то ли от удивления.



Locations of visitors to this page


Tags: Дания, радикал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments