paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Тополиный пух


Вот оно какое наше лето - тихое, незаметное. Отсутствующее. Стекло, наконец, отмыли от зимней грязи и оно исчезло, растворилось в воздухе; на миру и жизнь красна.
Но пусть лучше так, чем дымы и засуха. Природе всё труднее пройтись по серединке, не раскачиваю лодку - или штормовое предупреждение, или же никак, похожее на прозу какого-то современного "нового реалиста".
А вслед за природой и человеки подтягиваются - фрустрируют, бесятся. Раскачивают эмоциональную лодку - то вверх, то вниз.
Состояния перманентной истерики, обтекающей тебя со всех сторон, даже самая здоровая психика выдержать не в состоянии.
Легко срываешься в мелкую дрожь, из-за чего мир начинает троиться.


За окном буйство неподвижной зелени; солнце, как осторожный гомосексуалист, осматривает окрестности - стройку, подъёмные краны, сонные спальные дома; где-то за кадром бурным, многоголовым потоком, шумит Ленинградка.
Тополиный пух вылез ещё в мае, раньше, чем нужно. И пока не раскочегарился напоминал абстрактные ноты, теперь же летит тебе прямо в харю - точно это все наши многочисленные тексты раздербанили, как пуховую перину, и вот они полетели - ненужные слова с семенами морфем посредине.
Попадёт тебе такая морфема на резец, тут же сдуется, размоченная слюной и её уже не выплюнешь.
Приходится проглатывать.

Вслед за погодой и за людьми подтягивается искусство - на выставках сейчас висит много живописи с пробелами живописного слоя и белыми дырами, кляксами и лакунами, поверх разноцветного сюжета.
Скотомизация наступает и проступает в самых непредсказуемых местах - мир разбухает на дрожжах медийных потоков; разум более не в состоянии охватить всю эту массу, внутри которых белые точки, летящие на свет (вечером против света) оказываются спасительными паузами в виде наноключей - то ли скрипичных, то ли гаечных.
Неужели вот тут мне и предстоит состариться и даже...

Без горячей воды. Каждый день чувствовать, как, подобно Венеции, уходишь - правда, не под воду, но под землю - под культурный слой, состоящий из бескультурных остатков общественного быта и общепита.
Москва - она ведь на земле стоит; и, если вскрыть кожу асфальта, то под ним, как внутри одной отдельно взятой пушинки, окажется плотный центр с отсутствующим вкусом. Ну, да, ну, да, уже не выплюнешь.
Вы в небе копайте могилы, там нет тесноты...


Locations of visitors to this page
Tags: Москва, Песни о Соколе, лето
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments