paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Music:

Тело в дело


Реакция на звучание музыки многое объясняет и в каких-то иных наших занятиях. Музыка насквозь физиологична и, в первую очередь, влияет своими резонансами и колебаниями на тело, которое, уже во вторую очередь, подстраивает-перестраивает под влиянием этих самых физиологических воздействий то, что мы привычно называем "душой".
Но грубость материи, безусловно, первична - она воздействует (и лучшие из композиторов, хорошо знающие законы восприятия, выстраивают свои симфонические, оперные или какие угодно сочинения таким образом, чтобы учитывать последствия этих последовательностей - собственно, на этой почве и возникают устойчивые композиционные решения, каноны) мощью своего регистра для того, что переплавить конкретную телесную дрожь в трепет духовных порывов, ощутить которые практически невозможно.
Сначала ты анализируешь свои волнения, чем и как они вызваны, а потом, на стадии, облечения (облекания) в слова переводишь их из телесного регистра на какой-то более высокий уровень.
Собственно, таким образом, по такой схеме, на нас воздействует всё извне привходящее - от еды до молитвы и снов, зажигающихся от впечатлений дня.
Если хорошенько подумать, то такие реакции лучше всего доказывают и смертность тела и отсутствие бессмертия души, являющейся всего лишь производным работы клеток твоего организма.


Имея полный боекомплект сочинений классиков, мы сидим как бы на крыше, с которой, одновременно, видно во все стороны света.
Такова особенность нашего положения - пока Мендельсон не открыл заново Баха, многие поколения прошли мимо него, а мы знаем всё, чем закончится и какая в финале пребудет мораль.
Точно так же и Пушкина мы можем переживать в небывалой для XIX и даже ХХ века целостности - ведь все неопубликованное открывалось не сразу, постепенно.
Какой-нибудь Мясковский, сочиняя на Николиной Горе очередную симфонию, не мог себе представить чем в это же самое время занимается Стравинский или Шёнберг, а мы знаем - комплект симфоний Дворжака стоит на моей полке рядом с собранием сочинений Сметаны, полным боекомплектом фортепианных сочинений Шумана, Шуберта, Шопена и Листа, так что в любой момент можно произвести каталогизацию, выщелкнув из пачки любую сигарету.

Это похоже на Украину, которая вся сплошь, целиком - провинция, поэтому грань между городом и деревней здесь стёрта, и в Киеве, в принципе, живут такие же люди, как в Шёстке и в Днепропетровске, между ними нет такой принципиальной разницы как между жителем Москвы и Чердачинска.
Отсутствие границ и страт делает наше восприятие, несмотря на всю его оснащённость и постоянное подпитывание самой качественной информацией, сугубо провинциальным. Тем более, что центра больше нет. Нигде.
Наличие бесконечного количества возможностей сковывает волю и ограничивает творческое начало, новый оригинальный шаг более невозможен - и дело тут не столько в постмодерне, сколько в завале и надрыве, вызванном неограниченным количеством делений, страт: ведь добровольно от такого не отказываются. Просто невозможно. Так уж человек устроен.
Поэтому мы обречены мельчать вместе с постоянными дополнениями к основному корпусу.

...территория крыши ограничена, вниз не спрыгнешь, вверх не подтянешься; ощущение простора, загибающегося за линию горизонта, временно заменяет чувство непокоя, вызванного собственной недореализованностью.
Зато мы теперь можем проводить бессмысленное количество цепочек в синхронии и диахронии, нажимая на любых классиков точно на клавиши своих потребностей.
Какого композитора (художника, писателя) вы предпочитаете в это солнечное время суток? А в пору цветения черёмухи? А во время сизого дождя? А если дождь расшалится и превратится в ливень?
Если Малер - то в чьём исполнении? Есть Бетховен то в какой интерпретации? Магазин выкатывает полку траурных Седьмых, пасторальных Первых, бессмысленных Девятых, так и до квартетов не доберёшься, а есть ведь ещё квинтеты, трио и переклички между вороном и арфой фортепиано и виолончелью.
Послушайте, пожалуйста, Берлиоза и ваше чувство мистического и инфернального окажется насыщенным до предела, так что необходимость собственного визионерства отпадает раз и навсегда, два и навсегда, три и навсегда.
И раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.


Locations of visitors to this page
Tags: физиология музыки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments