paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Музей ушедших вещей (1)


В бытовых электроприборах меня дико напрягает их превращение в старые, пыльные предметы, которые уже более невозможно привести в порядок.
Это, конечно, с одной стороны, придаёт ъекту некоторую индивидуальность, но, с другой - сильно раздражает, ведь как бы ты ни старался, щёточкой, тряпочкой, зубочисткой, ватным тампоном или же ушной ковырялкой ты никогда не вычистишь накопленную кнопками, а, главное, межкнопочным пространством, жизнь.
Телефонный аппарат и база телефонного аппарата. Клавиатура. Монитор. Пароварка и блендер. Телевизионные и музыкальные пульты. Кондиционер.

Только ты выскоблишь что-то одно, как всё прочее начинает приходить, нет, не в упадок, но в ещё большую запущенность. Заброшенность.
Несмотря на то, что ты этими предметами пользуешься постоянно, каждый день буквально, передаёшь им свою энергию и своё тепло.
Но и они не в претензии - электрические поля и многочисленные излучения перерождают эти гаджеты, освободившиеся от целлофана, во что-то проделывающее какую-то свою эволюцию.

Рождают их бессмертными, ибо никто не знает, где начинается и заканчивается целостность вещей; то ли только тогда когда они работают (но ведь их же можно отремонтировать, если что, вставить новые батарейки),или когда они обитают в пределах нашего взгляда?
Перестают ли они жить, завалившись за подкладку или выброшенные в мусорное ведро? Насколько переработка влияет на их идентичность, на каком-таком атомарном уровне?
Очевидно: у предметов собственное бытие, лишь отчасти и фрагментарно пересекающееся с нашим.
И у тряпок, и у техники, согласно Хайдеггеру, обречённой (запрограммированной) на катастрофу, и у столешницы, сооружённой из цельного куска органической древесины.
Переживая остатки одухотворения природы (забыл как называется), мы привязываемся к окружающим нас предметам, захламляя не только бытовое пространство, но и сознание.
Весной приходится избавляться от старья, а жалко же: сознание инертно, сознание привыкло цепляться за привычное и обихоженное; как быть?

"Кресло рассохлось, а выбросить жалко, буду всем друзьям говорить, что это - кресло-качалка..."

Буду записывать в свой дорогой дневничок некоторые предметы, приготовленные на выброс. В конце концов, они этого со-бытием со мной заслужили.



Монтировщик Тарас, два дня провозившийся с моим компьютером, поразил меня до глубины души (то есть, я никогда об этом не задумывался), что, оказывается, модемы тоже изнашиваются - и чем больше информации ты через них прогоняешь, тем быстрее они стареют.
Сразу же начинаешь представлять бытие этой пластиковой коробочки изнутри - как сквозь неё проносится разноцветная клейкая лента всего скаченного-укаченного.
Нынешние модемы не рассчитаны на долгую работу (мой новый соглядатай выписан на три года гарантии), поэтом удвадатилетней Тарас, переехавший в столицу из Моздока, поразился, что мой старикашка ещё поскрипывает.

Всё-таки, шесть лет прошло с тех пор, как мы, с моим тогдашним компьютерным (и не только) консультантом Юрой Безбородовым купили его в ближайшем "Рамсторе" возле Ленинградского рынка.
Странное это место, необычная торговая точка - на первом этаже огромный супермаркет (правда, с не очень большим выбором товаров), а на втором - магазины и фаст-фуд (в том числе, "Ростикс" и "Макдоналдс"), в которых никогда не бывает народа. То есть, вообще.
Непонятно, как это торговые площади выживают. За счёт чего. Нигде больше я не видел такого пустынного "Макдоналдса", не говоря уже о салонах постельного белья и каком-нибудь "Спортмастере", обречённых на разорение, видное невооружённым глазом.
Но для неспешной покупки такие места оказываются идеальными; чем мы и воспользовались шесть лет назад. Теперь уже и "Рамстор" переименовали, и архитектор Безбородов, вернувшийся на родину, застраивает бескрайние просторы Украины новыми зданиями, а модем, хотя и страдал в последнее время провалами памяти и ночным недержанием, тем не менее, фурычил и фурычил. Пока стал окончательно непредсказуемым.

Нужно ли говорить, что Тарас смотрел на мой AUS.LINX, давно снятый с производства, как на чудо из позапрошлой жизни?
Нужно ли говорить, что перед самым приходом Тараса, мой AUS.LINX внезапно пришёл в себя, обрёл свежесть памяти и перестал сбоить?
Однако, это ему не помогло остаться на привычном своём месте - на верхней крышке системного блока; нам пришлось расстаться. Вечной памяти не обещаю, но добрым словом обязательно вспомню.
И даже знаю когда. Нетрудно догадаться.


Locations of visitors to this page
Tags: музей, радикал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments