paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

"Ангелы на первом месте". Роман. Продолжение следует


23.
Мария Игоревна не стала ломиться в переполненный трамвай (рабочий полдень), решила пройтись пешком, тем более, что "в город" она выбиралась крайне редко.
"В город" значило - в центр, где нет типовой застройки и глазу отдохнуть приятно на ухоженных уголках.
После возвращения из Ленинграда, театр дал Марии Игоревне небольшую квартирку в одном из спальных районов, в самом начале северо-запада, на остановке (новые районы, ведь, уже даже не улицами, но остановками измеряются) "Красного Урала". Там, где Комсомольский проспект окончательно выравнивается, превращаясь в уходящую за горизонт магистраль, с двух сторон застроенную одинаково унылыми многоэтажками.
Мария Игоревна не роптала, напротив, считая, что ей категорическим образом повезло: могло бы быть много хуже: многолетнее общежитие для семейных, где-нибудь на заводской окраине. Это для неё Лёвушка в своё время постарался, поднял актрисе боевой дух, сломленный столичной неудачей.
Более того, позвонил своему столичному приятелю, могущественному номенклатурному режиссёру, который испортил бабе жизнь, и кричал ему в трубку: "Ты понимаешь, Игорь, какое ты говно!…"
И об этом потом много шушукались по театру, и слухи ходили самые разные. И она никогда не забывала об этом красивом жесте - не только принял предательницу обратно в труппу, но и выхлопотал полуторку (год тогда случился юбилейный, и академической драме сколько-то там квартир в только что сданном доме выделили), хороший, всё-таки, мужик. Или, как теперь принято говорить, неоднозначный.

24.
Там, впрочем, было ещё одно обстоятельство, о котором Мария Игоревна старалась не вспоминать, потому что итак всегда помнила и постоянно переживала.
Вся эта история переезда в Ленинград совпала у неё со смертью мужа. То есть, они должны были вдвоём туда ехать, и даже от всемогущего столичного режиссёра получили добро на совместный переезд и кой-какое трудоустройство. Но муж скончался в одночасье, ушёл как праведник, тихо, во сне, никого особенно своим уходом не озадачив.
Без особых причин и предвестий, также незаметно, как и жил. Он был актёр милостью божьей, высокий, красивый мужик, нежный и чудовищно ранимый. Вместе с ним, они мотались по театрам страны, пока не осели здесь, в самом центре империи.
А потом приглашение переехать в центр и ощущение того, что жизнь только начинается, что вот только теперь, ты покинешь тесный и промозглый тамбур, и вступишь в освещённые тысячами огней, хоромы. Но ничего этого не случилось: муж умер, карьера не заладилась, сломалась, словно бы Мария Игоревна была в чём-то виновата - перед мужем, перед театром, перед всем этим большим и равнодушным миром.
Который качается на невидимой леске и может в любой момент рухнуть в невидимую нам пока что пропасть.

25.
Так она шла по центральной торговой улице города, мимо купеческих двухэтажных особняков с резьбой, которые теперь снова стали купеческими же, месила серый снег старыми сапогами, думала тяжёлую думу, в тысячный раз пережёвывала свои набившие оскомину воспоминания.
Мария Игоревна ничего не ждала от жизни, понимала, что всё медленно истончится когда-нибудь, когда она более не сможет выходить на сцену. Тогда она закроется в этой оклеенной моющимися обоями полуторке, превращая её в берлогу смерти, в склеп.
Это и казалось самым страшным: те же лица, тот же привычный круг обязанностей и несложных обязательств. Открытки к праздникам, редкие телефонные звонки дочери, аванс и расчёт, пенсия, кстати. Ну, и всё далее и далее отодвигающийся от неё театр.
Кажется, что она застыла в бальзаме поздней зрелости, переполненная соками, до времени увяла, потому что так и не смогла придумать как растратить красоту своей необычной и тонкой натуры.
Когда думаешь о собственной судьбе, то неудачи и поражения концентрируются в снаряд необычайной твёрдости. Тогда невзгоды и тяготы кажутся неподъёмными, непереносимыми.
Однако, в жизни все они существуют в ином, разреженном агрегатном состоянии, существуют фоном, не более того. Их легко можно не замечать и не учитывать.
И, на самом деле, так ведь живут практически все. Главное - себя не жалеть, не думать, что ты - жертва несправедливости или обстоятельств.
Только так, кажется, сегодня и можно выжить.
Tags: Ангелы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments