paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

"Поколение П" В. Гинбурга. Премьера в "Октябре"


В алого бархата зал по зелёной дорожке нагнали столько пафоса и знаменитостей, что сам показ опоздал часа на полтора. Народ долго собирался, затем на всю длину авансцены главного зала "Октября" вышла огромная съёмочная группа - первый фильм по Пелевину снимали и делали так долго (больше четырех лет), что в процесс успело втянуться огромное количество народа.
Режиссёр Гинзбург демонстрировал легкий, дозированный неадекват и всё время напирал на слово "галлюцинация", благодаря спонсоров за то, что они согласились участвовать в чужом трипе.
В кинотеатрах я не был года три или даже четыре, поэтому впечатление моё не очень чистое. Большой экран, стереоэффекты, обилие низких частот.
Тем более - официальная премьера, зашкаливающее количество вип-персон и ещё бОльшее количество фотографов и съёмочных групп.
Собирались школьники на урок, а попали школьники на каток - Иван Иванович зазывал меня фильм посмотреть, я даже и не подозревал в какой шухер попаду. Но попал.
В сухом остатке: фильм получился как фильм, но не вышел как событие.


Сам фильм очень хорошо снят. В. Гинзбург долго снимал рекламу в Америке, "Поколение П" его первый полнометражный фильм (на самом деле, не первый, был ещё один, куда-то практически без следа пропавший) сделан весьма драйвово, динамично - в рваном клиповом ритме, внутри которого обитает натуральная клиповая нарезка - именно так решены галлюциногенные приключения Вавилен Татарского.
Редкое для нынешнего отечественного кино качество - сценария, монтажа, актёрской игры, разбивающееся о то, что внутри фильма очень много ВСЕГО.

Во-первых, уже отмеченное наблюдателями точное следование пелевинскому тексту. Во-вторых, претензия объяснить что с нами происходит. Ну, или происходило.
В-третьих, необходимость сделать русское голливудское кино - монументальное, красивое, увлекательное. Хотя можно ли представить себе голливудский фильм вообще без любви и любовной линии (хотя в кровати Вавилен Татарского, когда он очередной раз воскресает после очередного алкогольного или наркотического угара, лицом к стене лежит голая девушка, более никак себя в фильме не проявляющая).
В-четвёртых, сделать поколенческий фильм, рассказывающий об опасной вольнице девяностых. В-пятых, ответить "Матрице" не только визуально, но и философски.
В-шестых, на лицо стремление прыгнуть выше головы - в профессиональном и каком угодно смысле (вот откуда такое огромное количество медийных и просто узнаваемых, знаковых лиц на каждую единицу экранного времени), доказать, что и в России возможно кино, способное нравиться всем. Кино обо всём.
В-седьмых, съёмочная группа (генпродюссер фильма - экс-главред "Ъ", из-за чего в фильме педалируются всяческие нынешние, а так же прошлые политические подтексты) хотела устроить внутри фильмы что-то вроде межсобойного КВН, понятного только своим, из-за чего "Поколение П" постоянно кому-то подмигивает - что, в общем-то не противоречит клиповой синкопированности.

Для меня фильм чётко поделился на несколько "серий". Больше всего мне понравилась первая часть, наиболее выдержанная и цельная, посвящённая лихим девяностым и сидению Татарского в чеченском киоске.
Собственно, здесь и заявлены главные темы "Поколения П", точнее, темы, которые могли бы стать ведущими и обобщающими, если бы эстетика клипа не нарезала бы их в громкокипящую колбасу.
Затем начинается профессиональная деятельность Вавилена и кино начинает рассказывать сначала про рекламу, затем про виртуальную реальность. И это будто бы уже совершенно другой фильм.
Ну, а финал, выдержанный в мистико-конспирологическом духе "Кода Да Винчи" тянет на четвёртую серию, в которой, правда, в отличие от Голливуда, путешествие в параллельные миры имеют не внешний, но внутренний характер. Это как если "Имя розы" или всё тот же "Код да Винчи" скрестить с "Клеткой".
В этом, кстати, и заключена важная методологическая разница между голливудским блокбастером и отечественным: в российских приключениях гораздо больше умозрительного.
Ну, да, а от умозрительности до виртуальщины - всего один шаг.

Главное, конечно, что сюжет не потеряли, связки у событий и развивающихся характеров внятные и чёткие, но, кажется, именно поэтому из "идеологической" части вышла мешанина - очень уж в разные стороны тянут пелевинские обстоятельства: с одной стороны, сырое сырьё конца века (сникерсы и путч), с другой - всё нарастающая виртуальная реальность, в которой теперь обитает не только телевизор и телевизионная политика, но и все мы, с третьей - ситуация самого Вивлена, поедающего мухоморы и становящегося мужем богини Иштар.
С четвёртой - рекламные ролики и слоганы, которые Вивлен креативит и которые являются теми самыми мухоморами, из которых и вырастает новая не-реальность; так что, в конечном счёте, запутываешь про что же, собственно, кино?

И тут, с одной стороны, начинаешь подыскивать наиболее удачные варианты адаптации каких-то важных книг, а, с другой, анализировать на что же, собственно говоря, всё это похоже.
Если не найден пластически точный эквивалент решения текста (в своё время я предлагал сделать джойсовский "Улисс" в виде киноальманаха, поручив снимать каждую новую главу другому режиссёру), необходим нарративный и содержательный секвестр.
И тут мне хочется вспомнить "Девятые врата" Р. Поланского, который жутко выпрямил роман Переса-Реверте, отрубив от него всё, что не помещалось в одну сюжетную линию - под нож у него пошла вся параллельная история с "Тремя мушкетёрами", на самом деле, более интересная и насыщенная, чем мистическая часть романа.

А ещё хочется вспомнить "Покаяние" Т. Абуладзе - точно такую же суетливо-тесную попытку дать ответы на все вопросы, в том числе и про самый главный с дорогой к храму. "Покаяние" точно так же пыталось стать манифестом и, таки, стало, несмотря на все свои формальные (комиксоидные) несовершенства.
Но, во-первых, тогда и время было иным (единое информационное пространство позволило стать фильму общественным явлением), а, во-вторых, у режиссёра было мощное идеологическое подспорье - та точка или кочка, с которой всё видно во все стороны света и всё окрашивается определённым, выдержанным, отношением.
В-третьих, "Покаяние" давало хоть какой-то рецепт (покаяться и выбрать правильную дорогу), тогда как нынешний фильм просто констатирует: ну, да, мы зашли в никуда. И никакой философии.
"Поколение П" расхристано и разбросано, точно чужое воспоминание; оно, странным образом, современно своим постмодернистским пафосом, но и дико старорежимно в попытке внятного публицистического высказывания для всех.
Просто раритет какой-то. Осколок большого стиля. Точнее, фильм, из этих осколков слепленный.

Получается, что несмотря на профессионализм и движуху, очевидные затраченные большие деньги, крутую компьютерную графику, целый выводок звезд и порционное количество шуток (в том числе и визуальных, что особенно ценно) фильм этот, возникший вне расписания и ни к чему особенно не приписанный, снят как бы это сказать... просто так. Чисто место застолбить. Место, скажем, первого пелевинского фильма. Ну, или же возможность соорудить блокбастер вне привычных продюсеров и студий.
То есть, конечно, снять и выпустить "Поколение П" стало делом чести и частью жизненного проекта огромного количества людей, но больше всего фильм выглядит машиной, которая саму себя везет - она и причина, и повод, и инструмент медийного манипулирования, при этом, выстебанного в фильме.
Проще всего сказать, что кино сделано в жанре русской народной галлюцинации (особенно хорошо смотрится недостроенная в окрестностях Москвы натуральная Вавилонская башня, время от времени попадающая в кадр), за что всем большой спасиб, если бы не один важный момент - никому не нужны чужие галлюцинации.
В чужих дримсах, как правило, неуютно. К тому же, всем хватает своих.


Locations of visitors to this page
Tags: телевизор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments