paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

День космонавтики


Иногда кажется, что в ней живёт сразу несколько разных людей, настолько она меняется, вслед за своим настроением.
Чаще всегда она улыбчива и простодушна; в ней слишком много доброты и внутреннего света для того, чтобы быть в долгом напряжении.
Обычное её состояние - ровный покой с едва заметной капелькой отстранённости; я не знаю, откуда в ней столько оптимизма, ведь жизнь у неё никогда не была лёгкой. Но привычка - даже не вторая натура, а первая.
Иногда она отклоняется от добросердечия в сторону слегка взнузданной весёлости и тогда она танцует, поводя бёдрами или кривляется; но это скоро проходит. Рассасывается.

Я редко вижу её серьёзной или, тем более строгой; даже не серьёзной, но сосредоточенной, из-за чего на лбу у неё проявляется складка.
Строгая она более естественна, интересна. Честно говоря, в таком агрегатном состоянии она более всего мне мила, но такой она бывает крайне редко.
Настоящей. Рассудительной. Одухотворённой знанием. Отсвечивающей светом. Несущей ответственность за себя и за того парня. Сдержанной.
Она никогда не бывает злой, даже когда злится. Короткие протуберанцы гнева быстро рассасываются, уступая место всегдашней безмятежности.
Точно она знает нечто такое, что позволяет ей крепко стоять на ногах, быть уверенной и свободной.

Всю зиму наращивал в себе энергию сопротивления; боролся с потенциальной угрозой, выстраивал умозрительные границы. Читал Гинзбург, слушал много музыки.
Настал апрель и снег растаял, стены границ рухнули или превратились в вату; вместо того, чтобы держать удар его следует обволакивать; тоже методика.
Мне нравится то, что весна откладывается; я люблю подробные, заполненные делами, задержки, позволяющие сосредоточиться на достигнутом.
Любая отложенность делает настоящее настоящим, повторно проживаемым; важно.
Видимо, в атмосфере наделали дырок, сквозь которые на нас сыплются крупные снежинки и настоящий космический холод, только едва-едва подогретый прохождением сквозь многочисленные слои атмосферы.
Воздух слоится, струится мимо своих умозрительных пазов, не совпадая с ними, заглядывает в окна.
Таджики расчистили дороги и разобрали сгнившие сугробы; сегодня все эти пространства снова занесло снегом, точно мы вернулись в начало зимы, раскатывающей по улицам и дорогам первые блины, тонкие, пресные.

Да, мы редко смотрим вверх, обычно, если кто-то бросает мусор с верхних этажей.
Вот и сегодня, стояли с соседом Сережей на детской площадке, возле соседнего дома; как вдруг мимо прошелестел цветной пакет, выброшенный кем-то из форточки.






Иногда кажется, что в ней живёт сразу несколько разных людей, настолько она меняется, вслед за своим настроением.
Чаще всегда она улыбчива и простодушна; в ней слишком много доброты и внутреннего света для того, чтобы быть в долгом напряжении.
Обычное её состояние - ровный покой с едва заметной капелькой отстранённости; я не знаю, откуда в ней столько оптимизма, ведь жизнь у неё никогда не была лёгкой. Но привычка - даже не вторая натура, а первая.



Иногда она отклоняется от добросердечия в сторону слегка взнузданной весёлости и тогда она танцует, поводя бёдрами или кривляется; но это скоро проходит. Рассасывается.
Я редко вижу её серьёзной или, тем более строгой; даже не серьёзной, но сосредоточенной, из-за чего на лбу у неё проявляется складка.
Строгая она более естественна, интересна. Честно говоря, в таком агрегатном состоянии она более всего мне мила, но такой она бывает крайне редко.



Настоящей. Рассудительной. Одухотворённой знанием. Отсвечивающей светом. Несущей ответственность за себя и за того парня. Сдержанной.
Она никогда не бывает злой, даже когда злится. Короткие протуберанцы гнева быстро рассасываются, уступая место всегдашней безмятежности.
Точно она знает нечто такое, что позволяет ей крепко стоять на ногах, быть уверенной и свободной.



Всю зиму наращивал в себе энергию сопротивления; боролся с потенциальной угрозой, выстраивал умозрительные границы. Читал Гинзбург, слушал много музыки.
Настал апрель и снег растаял, стены границ рухнули или превратились в вату; вместо того, чтобы держать удар его следует обволакивать; тоже методика.
Мне нравится то, что весна откладывается; я люблю подробные, заполненные делами, задержки, позволяющие сосредоточиться на достигнутом. Любая отложенность делает настоящее настоящим, повторно проживаемым; важно.



Видимо, в атмосфере наделали дырок, сквозь которые на нас сыплются крупные снежинки и настоящий космический холод, только едва-едва подогретый прохождением сквозь многочисленные слои атмосферы.
Воздух слоится, струится мимо своих умозрительных пазов, не совпадая с ними, заглядывает в окна. Таджики расчистили дороги и разобрали сгнившие сугробы; сегодня все эти пространства снова занесло снегом, точно мы вернулись в начало зимы, раскатывающей по улицам и дорогам первые блины, тонкие, пресные.



День удлинился, но мороз и снег всё ещё не пропали; из-за чего свет изменился, изменяется - можно вечером ловить эффекты, которых не было ещё две недели назад.
Да, мы редко смотрим вверх, обычно, если кто-то бросает мусор с верхних этажей.
Вот и сегодня, стояли с соседом на детской площадке, возле соседнего дома; как вдруг мимо прошелестел цветной пакет, выброшенный кем-то из форточки.




Locations of visitors to this page
Tags: Москва, город, дни, любовь, мобилография, радикал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments