paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

"Ангелы на первом месте". Роман. Продолжение



21.
В дверь постучали, зашла энергичная завпост и без всякого предупреждения, без здравствуйте, с ходу спросила.
- Ну, что подписал главный?
- Нет, ещё. - Отчего-то сильно смутился Галуст.
- Вы представляете, - обратилась заведующая постановочной частью к Марии Игоревне Ж. в поисках сочувствия. - Никак не хочет списывать спектакли, тянет и тянет волынку… А мне же их, ну, просто хранить негде, все хранилища перегружены, жду когда пожарники мне перекроют кислород…
- А что списывать-то?
- Ну где у нас самый большой и неповоротливый станок? В "Страданиях", разумеется. Художник наворотил, ни хранить, ни на гастроли вывезти невозможно.
- Как "Страдания"? - Переспросила Мария Игоревна, игравшая в этом спектакле свою единственную главную роль. Чего завпост, отвечавшая за подготовку и эксплуатацию декораций, знать не могла: не её компетенция.
- А вот так. Мне с этими "Страданиями" - одни страдания. - Попыталась пошутить она. - Короче, как подпишет, найти меня по мобильнику.
И, не дождавшись ответа, хлопнула дверью.
Мария Игоревна сидела оглушённая и перед ней качалась на невидимых ниточках пустота. Вот тебе и новая жизнь: в один день лишилась главного спектакля, пролетела мимо роли и узнала о назначении в параллель конкурирующей партии. Ничего себе ириска, хоть в театр не приходи.
Сломала в пепельнице недокуренную сигарету, улыбнулась завлиту надменно, почувствовал приступ чудовищной духоты, дурноты, на улицу, на волю, на ветер!
Немедленно!

22.
Театр зависал над центральной частью города как сторожевой замок. По широкой, занесённой снегом аллее (сугробы в человеческий рост) Мария Игоревна прошла к центральной площади, на которой каждый год, чтобы не происходило, выстраивали к новогодним праздникам ледяной городок.
Зачем? Для чего? Никчёмное, дорогостоящее удовольствие… Дурацкий город, дурацкий театр, дурацкая площадь.
Мимо бегали раскрасневшие, разгорячённые дети, статно вышагивали вонючие лошади, мотались и скрипели, обветривая лица, карусели. Дешёвые радости большого города. Леденцы на палочке.
Между тем, в воздухе разлито предчувствие весны, которое не даёт скукожиться или замёрзнуть.
Стало легче. Тошнота отступила.
Люди вокруг суетились, бегали по делам. Так странно чего-то хотеть, покупать новую мебель: зачем? Ведь скоро всё обязательно кончится… Конец света наступает буднично и незаметно, как антракт в премьерном спектакле.
В конце концов, ну, не корову же у неё отняли, подумаешь: театр… Надуманные, ненатуральные сущности. Если со стороны посмотреть, то ничего понять невозможно: с жиру, что ли, люди бесятся. Заложники. Объяснить действительно нельзя, это же как проклятье. Рассудочная пропасть.
Она шла и думала, что в ней, в её очертаниях и характере, ворочается совершенно другой человек - её покойная мама. И чем старше она становилась, тем активнее шли преобразования, исподволь заставлявшие поступать её так, а не иначе.
Впрочем, это отдельная тема.
Tags: Ангелы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments