paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Ираклий Андроников по "Культуре"


По "Культуре" показывают старую, чёрно-белую запись двух выступлений Ираклия Андроникова, один про "Римскую оперу", другой - про "Маршака" и великих советских литераторов в жанре "встречи с читателями", точнее, слушателями, поскольку Андроников довел до совершенства жанр, который Ахматова называла "пластинками", многократно отработанными на публике рассказами.
В пластинках нет ничего живого, все залакировано, сделано и предполагает чёткий сухой остаток. В данном случае, горсть пепла. Устные рассказы (позже записанные) имеют ценность свидетельства - Андроников видел Италию, куда большинство зрителей из Калининградской филармонии, где делали запись, многократно показываемую по советскому телевизору и ставшую одним из воспоминаний моего детства, разумеется, не ездили.
А ещё Андроников видел и общался с Маршаком, Шкловским, Толстым и Эмманулом Казакевичем, которого, к слову, считал одним из самых ярких советских писателей.


Устная речь при переносе на бумагу оказывается водянистой. При выступлении много внимания забирают эмоции, гримасы, жестикуляция. Андроников выступает вестником "высших сил", недоступных "простому зрителю" элитарных кругов. Этим его выступление, собственно говоря, и ценно - трансляцией безусловных для тогдашнего общества ценностей - европейской туристической поездки, классиков-современников, попавших в школьную программу.
Проходит какое-то время и ценности, коренным образом, меняются. Теперь любой желающий способен купить путёвку и поехать в Рим. Классики советской прозы умерли, они, в отличие от римской оперы, по-прежнему, недоступны. Другое дело, что они отныне никому, кроме Захара Прилепина, не нужны.
Хороший пример того, как меняется жизнь, статусные моменты и требуется смирение для того, чтобы увидев, что если ни Казакевича, ни Маршака (безусловных манков для посетителей калининградской филармонии) в актуальном сознании более не существует, понять, что тебя-то никогда не будет вовсе.
Тем более, что тебя нет уже сейчас. Тем более, что нынешняя система распространения разительно отличается от советской, тотально покрывавшей буквально всех.
Обаяние пара, запечатлённого на плёнке, пустотный канон в чистом виде. Судьба, уготовленная не только сатирическим скетчам, новостным сенсациям, но и всем нам. Любому. Каждому. Здесь и сейчас. Театр у микрофона. Театр. Растаявшие аплодисменты.


Locations of visitors to this page
Tags: телевизор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments