?

Log in

No account? Create an account
Белая лента [entries|friends|calendar]
paslen

Live Journal User Rating

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

[10 Sep 2020|05:48pm]
При знакомстве с моими записками прошу учесть принципиальный момент - это частный дневник частного лица.
Прошу, по возможности, соблюдать приватность в том, что касается подзамочных заметок.
Если есть желание читать записи friends only, кидайте комменты для знакомства. Это не прихоть. Объясню почему.
К сожалению, этот журнал исчерпал лимит присоединения новых френдов, который, как оказывается, существует и тормозит на тысяче, поэтому после вашего коммента, я вычеркну кого-нибудь из добровольных самоубийц. Обычно, если журналы не пусты и интересны мне для чтения, я присоединяюсь не задумываясь.
И ещё важное. Цитирование текстов из этого дневника, без согласования с автором, запрещается.
Cсылки - пожалуйста, но только не прямое цитирование, особенно если оно выдернуто из контекста или же исправлено, дополнено или усечено. Плавали, знаем.
Спасибо за понимание.


Мои аккаунты в соцсетях:

http://instagram.com/paslen
https://twitter.com/Bavilsky
https://www.facebook.com/andorra.andorra

Сюда захожу редко:
https://plus.google.com/u/0/112866213083224998400/posts
http://vk.com/id33351488
885 comments|post comment

Сайты музеев и художников [03 Sep 2020|10:22pm]

Музеи мира (по странам и континентам): http://www.artcyclopedia.com/museums.html
Города

Музеи Рима: http://en.museiincomuneroma.it/

Музеи Кёльна: http://www.museenkoeln.de/homepage/default.asp

Государственные музеи Венеции: http://www.polomuseale.venezia.beniculturali.it/

Городские музеи Венеции: http://www.visitmuve.it/

Венецианский фонд Чини (+ лабиринт Борхеса): http://www.cini.it/

16 главных церквей Венеции (ассоциация Хорус): http://www.chorusvenezia.org/

Каталог всех церквей Венеции: http://www.churchesofvenice.co.uk/index.htm

Каталог всех церквей Флоренции: http://www.churchesofflorence.com/

Государственные музеи Рима: http://poloromano.beniculturali.it/

Государственные музеи Берлина: http://www.smb.museum/smb/home/index.php

Государственные музеи Дрездена: http://www.skd.museum/

Музеи Вены, входящие в комплекс с Главным художественным: http://www.khm.at/de/khm-portal/

классика и монстры, музеи и сайты отдельных художников, контемпорарииCollapse )
25 comments|post comment

Про очередную поездку в общее прошлое и про восьмерых за одним столом под одной крышей [22 Aug 2019|09:50pm]
Сегодня уложить Мику мне не удалось. Второй раз уже не получается утуркать его на послеобеденной прогулке, когда его ничто не берёт – ни песни, ни проезжающие машины, ни подъёмный кран, бесперебойно работающий на стройке, ни даже трактор, занимающийся канализацией у школы для дураков, куда мы заехали в поисках тишины и покоя.

Вообще-то я считаюсь главным в семье специалистом по укачиванию младенца и технологиями наведения сонливости, вроде бы, овладел в совершенстве.

Но бывает и на старуху проруха – с одной стороны, сильный ветер, с другой – яркое солнце, уличные шумы и общее настроение Мики, вместо сна занявшегося в коляске разбором машины скорой помощи, которую Даня соорудил из деталей конструктора Лего.

Даня готов был собирать машинки и дальше, однако, его ждала математика.

Ну, как ждала – располагаясь за занятиями, Даня замолкает (уже хорошо – в доме становится тише), начиная заниматься любыми своими делами – каждый, кто готовился к экзаменам знает этот прикол, когда внезапно становится интересным буквально всё, кроме предмета, который завтра сдавать..

Сегодня, например, Даня пытался писать цифры ногами, а ещё готовил подарок Надежде Петровне, в которой мы собираемся в школьную библиотеку.

Причём, собираемся в гости к ней так основательно (петрушку с укропом, кабачки, разросшиеся до размеров аэростатов, а так же яблоки, которых в этом году так много, что непонятно, что с ними делать – варенье, сок, нарезку для зимнего компота, я просто раскладываю падалицу по комнатам для аромата и тогда начинает казаться, что комнаты плывут куда-то, вместе с запахом), что Даня, отвлекшись от занятий, задаёт вопрос.

– А Надежда Петровна, вообще, зарабатывает?

В школе много не заработаешь, поэтому Петровна участвует и в работе избирательного участка, штаб которого расположен как раз в кабинете её школьной библиотеке.

Теперь у неё масса дежурств и совещаний, поэтому много времени уделить нам она не сможет – просто мы передадим ей кабачки и яблочки, а она одарит нас пирожными, которые сестра Татьяна напекла для всего нашего святого семейства.

Ну, и важно же съездить на Северок нашего детства, вновь прогуляться с Данелем по местам школьной славы, посетить Петровну, которая прошлым летом открыла ящик денежной Пандоры, подарив Дане сотенную купюру.

Страсть к деньгам, таким образом, у него началась, можно сказать, в родительской школе.

Важно так же вернуть в наше повествование не последнего персонажа, так как в правильной истории никто никуда не девается, а Софа, главная Данина подруга, регулярно возникающая в рассказах о поселковом лете, в этом году долго отдыхала на море, потом появилась, стремительная как стрела (Даня, правда, успел попрыгать с ней на батуте и показать ей свои плавательные трусики), чтобы основную часть общения с Даней и Микой перенести в дом отдыха на озере Еланчик, куда вся его семья отбыла на неделю после воссоединения в первой августовской декаде.

ближе всего к концу сезонаCollapse )
post comment

Мои августовские твиты из Чердачинска [21 Aug 2019|12:00pm]
  • Чт, 22:55: В Чердачинске похолодало до +12 и ночь мгновенно растянулась до каких-то позднеосенних величин: вот и август, самое любимое времечко кода.
  • Пт, 14:57: Рубрика ежемесячных наблюдений за тем, что в окне, вышла за сотню выпусков, так что можно уже всякие закономерности выводить. Одна из них - у июля самые красивые облака летом. Хотя бы от того, что август начался дождями и небо затянуто монотонной ряской. А вот в июле над посёлком было где разгуляться.
  • Пт, 23:02: Перечитываю "Господа Головлёвы" и не перестаю удивляться нашей расточительности: ведь с таким выдающимся Салтыковым-Щедриным нам никакой Кафка не нужен.
  • Вс, 22:59: Разница в том, что зиму мы переживаем вместе и как-то слаженно: общими усилиями ждём весны, когда снег сойдёт, трава пробьётся, станет теплее... А вот лето у каждого своё, потому что оно про свободу и индивидуальность, про кто во что горазд. Конечно, и зимой многие умудряются жить вне расписания, но не так массово и, что ли, радикально, как если уже тепло и можно делать всё, что угодно душе и телу. Вчера на самом пике июльской духоты, видел красивую девушку, укутанную в полосатый шарф. Шёл на почту за письмами Пруста, а она вынырнула из переулка, зябко кутаясь в невидимые меха - на её календаре, скорее всего, осень потому что летом возможно вообще всё, кроме Деда Мороза. В отличие от той же зимы, катящей к весне как по рельсам.
  • Вс, 15:51: После жаркого дня, когда вечерняя температура резко падает, тепло выходит из черепной коробки так долго и плавно, что хочется написать "покидает" её, а тело всё ещё продолжает "бежать" по инерции внутри непрекращающегося зноя, даже если уже давно лёг у ночника и читаешь нечто прохладное, а вся горячка осталась за открытым окном. Нынешнее лето совсем уже скромное, неказистое: и каждый день лета как последний день лета, точно потом начнутся дни без счёта и имени: какие-то анонимные, полустёртые, безграничные, изнутри выбеленные дни...
  • Пн, 16:07: ""Когда бы люди хотели вместо того, чтобы спасти мир, спасать себя, вместо того, чтобы освобождать человечество, себя освобождать - как много бы они сделали для спасения мира и для освобождения человека..."
    А. Герцен "С того берега", 1855
  • Чт, 19:56: "Европа больна, - это правда, но не бойтесь, чтоб она умерла: её болезнь от избытка здоровья, от избытка жизненных сил; это болезнь временная, это кризис внутренней, подземной борьбы старого с новым; это - усилие отрешиться от общественных оснований средних веков и заменить их основаниями, на разуме и натуре человека основанными..." В. Белинский, 1844
  • Пт, 14:45: Яблоко упало ночью на подоконник. Мгновенный шум, будто лезет кто, осень уже, что ли? Если в июле всё цветет буреломом, к началу августа устаканивается равновесие зрелости - каждая травинка и каждый цветок (куст, дерево, ветка), из тех что выжили после жары и бурь, отдельно. Каждое видно и посчитать можно. Было бы желание. Но желания нет - когда лето не соответствует своему темпераменту (не жарко, не холодно и дожди идут по краешку, словно бы стараясь не задеть огороды) подступает безвременье - пустая ниша, обнажающая рельеф дня.
  • Вт, 13:59: Лена увезла детей на неделю к озеру в дом отдыха. Дом опустел, ходим неприкаянные - как те самые кошки, у которых котят разобрали и они никак к этому привыкнуть не могут.
  • Вт, 21:25: Раскладываю по углам яблочную падалицу, из-за чего комнаты, настаивая ароматы, словно бы начинают плыть... https://t.co/jtozEkCY8O


  • идей урожайCollapse )
2 comments|post comment

Роман М. Е. Салтыкова-Щедрина "Господа Головлёвы" [16 Aug 2019|05:37pm]
Ближе всего к Иудушке Головлёву стоит, конечно же, Плюшкин.
Хотя существенна разница взглядов: Плюшкин показан со стороны – Чичиков ненадолго заехал в поместье к Плюшкину, попал внутрь хором на некоторое время, тогда как жизнь Иудушки раскрывается Салтыковым изнутри и будто бы на микроскопическом уровне.

Правда, психоанализ ещё не сформулирован, поэтому техники проникновения «под кожу», свойственные модернизму, писателю ещё не доступны, но он и из того, что есть, использует максимум, прокладывая дорогу Достоевскому, идущему следом.

Чтобы потом оказаться в тени его идей, харизмы и бороды.

Салтыкову не повезло с внешностью на хрестоматийных портретах, ассоциирующихся у нас с безнадёгой уроков литературы, тусклым светом и спертыми запахами, полуслучайным выбором текстов для школьной программы.

Возможно, дело в непрописанности контекста, ну, или в неподготовленности школьников к восприятию микста карикатурных и сказовых интонаций этого русского смешения Диккенса с Кафкой, но в восприятии искусство Салтыкова кажется непреодолимо мутным препятствием, для восприятия которого нужно набраться храбрости и терпения.

Вот даже просто, чтобы взять в руки том и «приступить к чтению», которое требует, де, продираться сквозь сложноподчинённые, громоздкие конструкции с неявным выхлопом и зиянием в конце тоннеля.

Одышливым, непрозрачным, болезненно депрессивным, лишённым всякого общественного идеала или, хотя бы, намёка на оптимизм.

К Салтыкову сложно подобрать ключ, видимо, из-за того, что нынешний темп восприятия не совпадает с тогдашним, фельетонно-неторопливым, нужно же ещё совпасть для чего-то с медленным и неочевидным разворачиванием авторской мысли через избыточные нарративные конструкции, которые ведь, совсем как в сказках, которые Салтыков тоже писал, норовят повториться по несколько раз.

Но зачем? Для чего?

Кажется, восприятие писателя губит как раз эта самая неочевидность, важнейшей причиной вставая на пути к желанию прочесть что-то из Салтыкова…

…хотя если держать в голове, что в России ничего не меняется, то может оказаться, что Салтыков-Щедрин то ли поднялся, то ли опустился к самым первоосновам химической таблицы элементов, составивших своеобразие земли Русской.

Переборешь проклятье, войдёшь в чужой мир, а Салтыков-то, оказывается, наипрозрачный, затейливо и усложнёно устроенный, когда сложность эта, без малейшего перехлёста, раскрывается во благо тексту, а не вопреки.

поребрикCollapse )
post comment

Фотографии с улицы в центре уральского лета. Печерская [15 Aug 2019|05:20pm]
Печерская летом


улица идейCollapse )
post comment

Летний Сокол, что ж ты вьёшься... Фоторепортаж из важных огородов июня [14 Aug 2019|05:54pm]
Сокол в июне


возле нуляCollapse )
post comment

На закате. Снимки Шершней этим летом. Вечное и беспечное [11 Aug 2019|05:29pm]
Шерни и Голубой карьер


роман идейCollapse )
8 comments|post comment

Фотографии с московских книжных фестивалей первой половины 2019 г. в "Гараже" и на "Красной площади" [08 Aug 2019|05:31pm]
Книжная ярмарка "Красная площадь"


романы, повести и рассказыCollapse )
post comment

Сцена без театра: посёлок в центре лета. 47 июльских снимков АМЗ [07 Aug 2019|06:22pm]
АМЗ в июле


роман идейCollapse )
post comment

"Свободный полёт". Выставка "Музея АZ" об Андрее Тарковском в "Западном крыле" ГТГ [05 Aug 2019|12:43am]
Выставка про Тарковского в новом крыле ГТГ


выставка пустотыCollapse )
post comment

118. Окно в июль. АМЗ, Чердачинск [04 Aug 2019|04:55pm]
Июль 2019


роман людейCollapse )
2 comments|post comment

Слово дня. Вёдро и сувои [04 Aug 2019|01:52am]
Из "Господ Головлёвых", щедрых на старинные, витиеватые слова (одно "умертвие" чего стоит), решил отметить два пейзажных.

"И плодовитый сад, раскинутый против главного фасада господского дома, и посёлок, приютившийся на задах сада, - всё утонуло в снежных сувоях..." (255)

Сувои - "вост., снежный сугроб с задулинами и застругами, нанос, который по дороге, обращается в кочки, в ухабы, в нырки, шибли и раскаты" (Даль, IV, 353), а также "сувая вода, вирь, вырь, круговорот, пучина, водовёрт, водокрут, заверть, ворот, крутень, закрутень, сулой, сиб. улово, круговая струя над омутом, коего круча обращена навстречу теченью; кружение воды, от удара в мыс, или от встречного течения, при впадении одной реки в другую. Суводить, кружить, волновать, мутить, баламутить. Суводная струя, которая кружится.
Сувой, м. и сувоина, ж., что-либо святое, вост., свиток, свёрток, скаток бумаги, ткани...запутанный узел верёвки, колыжка, сукрутина, спутанные нитки, ниж., узел вещей, что-нибудь в узле, в связке,...витые и путанные слои дерева, свиль, выль, кап, папорт, болона, на(вы)плавь. Сувоха, сувощница, влд., сплетница; сувошничать, сплетничать; сувошня, сплетни, дрязги.

"Против всего нынче науки пошли. Против дождя - наука, против вёдра - наука; Прежде, бывало, придут да молебен отслужат- и даст бог. Вёдро нужно - вёдро господь пошлёт; дождя нужно - и дождя у бога не занимать стать..." (98)

Вёдро - арх. ведрие, ведренье ср. краснопогодье; ясная, тихая, сухая и вообще хорошая погода; противоположное - ненастье. Не всё ненастье, будет и вёдро. После ненастья вёдро. По ненастью вёдро. Где гроза, тут вёдро. Отколь гроза, оттоль и вёдро. После грозы вёдро, после грозы радость. Охотники вёдра в тороках не возят.
Вёдреный, ведряный или вёдный, о погоде, сухой и ясной. Ветер за солнцем - к ведряной погоде. Ведряной хлеб томб., не овинный, сушеный на ветру. Ведрить, ведренить, о дне, о погоде: становится ведрым, проясняться. Погода выведрелась, разведрилась, поразведрилась. Маленько поведрело, проведрело. (Даль, IV, 174 - 175).
9 comments|post comment

Снова про деньги и шлягеры этого лета, появившиеся на территории аномального творчества [03 Aug 2019|04:23pm]
Мике нужно спать после обеда, а укладывается он с большим трудом. Уложить его в коляску и укатать до провала в сладкую дрёму, а потом и в крепкий сон – один из важнейших аттракционов каждого дня без перерывов на выходные.

Засыпает ребёнок от мерного покачивания коляски по поселковым дорогам.
Тут главное везти его всё время вперёд и не обращать внимание на первоначальное возмущение, когда Мике становится обидным, что сон его похищает в самый что ни на есть расцвет общественной деятельности, когда он, подобно Петру Первому, способен строить плотины, прорубать окно хоть в Европу, хоть в Азию и без конца носиться с Данелем по улице.

И тут, конечно, нужно стать специалистом совсем уже узкого профиля – вот как кашеваром, от которого требуется исполнение всего-то пары требований, но исполнение точное и безукоризненное.

Случай помог мне стать таким кашеваром, сочинив попутно, может быть, самые действенные свои тексты – по крайней мере, другие мои произведения не влияют на людей так быстро и отчётливо.

В тот солнечный день Мика вёл себя особенно капризно, никак не хотел угомониться в коляске, мурзился и постоянно вскакивал.

После того, как его уложили, вновь садился, вертел головой по сторонам, требовал кипячёного молока, хотя мы уже не на раз прошли всю улицу Печерскую и вышли к автомобильной стоянке возле бывшей фабрики глухонемых.
Ну, то есть, дошли уже практически до психбольницы.

А где стоянка – там автомобили, пожалуй, главный Микин интерес после кипячёного молока.

Можно, впрочем, сказать и так: молоко – оно же ради живота своего, тогда как к машинам у Микаэля интерес духовный.

А тут он ревел во всё горло и требовал продолжения банкета, мимо ехал какой-то жигулёнок, поднимая пыль, Мика увлёкся его движением, проводил глазами, пока тот аккуратно перебирался через ухабы и выбоины, замолчал на пару мгновений, чтобы я успел вставить:
Вот синяя машина…
Тут Мики посмотрел на меня с интересом, точно только сейчас обнаружил моё существование, которое, впрочем, тут же ему наскучило, потому что с другой стороны дороги открылась автомобильная площадка и мне ничего не оставалось, как продолжить петь о том, что я теперь видел.
А вот чёрная машина,
А вот белая машина,
Вот зелёная машина,
А это жёлтая машина
А вот машина цвета мокрый асфальт…
Возле входа в тренажёрный зал «Бомбер», разместившийся на втором этаже бывшей фабрики глухонемых, действительно стояла машина цвета мокрый асфальт и из неё вышел парень со спортивной сумкой на плече.

Главное уложить «цвет мокрый асфальт» в размер, а интонация пришла сама собой – протяжная и немного жалостливая, как у сиротских песен. Обобщающая умонастроение засыпающего человека, насильно вырванного из привычной ему дневной активности, когда игры и развлечения сменяют друг друга на бешенной скорости.

Возле «Бомбера» мы завернули за угол и нам открылась другая автостоянка, полностью забравшая внимание Мики, человека, между прочим, весьма податливого влиянию музыкального ритма.

Тем более, что здесь нам открылся совсем новый мир других машин, цвет которых чередовался в шахматном порядке.
Вот чёрная машина
Вот белая машина
Вот чёрная машина
И снова белая машина,
И серая машина,
И белая машина,
И синяя машина опять…
Синяя машина всегда стоит между остановкой маршруток «Больница» и круглосуточным продуктовым в стене пятиэтажного дома, в котором весь посёлок покупает пиво из кег.

Это значит, что мы прошли «Бомбер», дворы со складами бывшей фабрики глухонемых и приближаемся к площадке у «Глухарей», а там уже и до местного «Магнита» недалеко.

Тут налетел ветер, я потянулся, чтобы поправить у коляски шезлонг и закрыть окошко сверху (оно делает Микино средство передвижения похожим на автомобиль с открытым верхом) и тут заметил, что ребёнок спит.

Количество пропетых автомобилей, каждый из которых следует, видимо, зафиксировать внутренним взором, срубил парня так, что даже соска выпала.

Экспромт оказался крайне действенным.

Каждый раз, когда я начинаю петь про цвета встреченных или умозрительных машин, Мика впадает в медитативный покой и быстро успокаивается, видимо, визуализируя каждый упомянутый автомобиль до вполне осязаемой материализации.

Хит действует неукоснительно и ещё ни разу не подводил.

Поспорить с ним может только другая июльская новинка, сочинённая мной для разнообразия как раз между «Бомбером» и «Магнитом», когда коляска с засыпающим Микой едет по улице Кузнецова мимо психушки, где все маршрутки, разъезжающиеся по Чердачинску в разные стороны, возвращаются домой.

Они сворачивают с Блюхера на Кузнецова возле автозаправки и выстраиваются в очередь друг за другом, поэтому в моём новом хите тоже возникает перечислительная интонация – я вдруг понял, что восприятие Мики не такое быстрое, как у взрослых, и если повторять одно и то же выражение пару раз подряд, то он вполне успевает объединить сразу несколько движений или высказываний в одно, ну, и нагоняет его лучом своего внимания.

А ещё Мике слово «автобус» фонетически нравится – с просторными гласными посредине, напоминающими окна в маршрутке: большие, немытые, они, тем не менее, пропускают целые омуты летнего света.
А вот ещё автобус,
А вот другой автобус
А вот другой автобус
Траля-ля-ля-ля-ля…

А вот опять автобус,
А вот ещё автобус,
И вот опять автобус,
Траля-ля-ля-ля-ля…
Открою секрет. Если будете укладывать Мику под колыбельную про автобус, не манкируйте последней строчкой куплета с «траля-ля-ля-ля».

В этом зонге именно он – самое главное и петь его нужно с каким-то особенным чувством, настойчиво и проникновенно: ровно до тех пор, пока Мика не закроет глаза и не выпустит из рук бутылочку с молоком из рук.


шлягеры этого летаCollapse )
6 comments|post comment

Анджей Валицкий "В кругу консервативной утопии. Структура и метаморфозы русского славянофильства" [01 Aug 2019|09:26pm]
Читать эту книгу легко и приятно – она увлекательно сделана.

Устроена подобно циклу лекций на каком-нибудь «Арзамасе», но воспринимается как «роман идей», интеллектуальное повествование, не лишённое художественности, в котором одно вытекает из другого, логически и закономерно, так что развитие и мутация, а также умирание идей оказывается вполне сюжетным.

Читая Валицкого, таким образом, совмещаешь приятное с полезным – просвещаешься и вспоминаешь, что тебе говорили в университете (но с весьма углублённым погружением в материал, какого ни один, доступный нам, устный преподаватель достичь не может), с другой стороны, получаешь вполне явное удовольствие от текста, в котором много этажей и слоёв.

Из-за чего, кстати, написать отклик на «В кругу консервативной утопии» достаточно сложно.

Всё не отразишь, на всё не откликнешься, приходится рыть внутри собственные «кротовьи норы».

Это, кстати, помогает эту книгу не только освоить в нужном для себя направлении, взяв от неё именно то, что в данный момент нужно, но и «присвоить», сроднившись с славянофилами Валицкого как с родными.

Дело в том, что идеи и идеологические конструкции, которые они изобретали и которыми пользовались намертво впечатались в матрицу русского сознания – в том числе и противоположно направленного, но так, видимо, устроены «пути культуры», что мы не задумываясь, пользуется чужими клише, не особенно отдавая себе отчёт в том, что они на самом деле значат.

А Валицкий, помимо прочего, показывает, что когда славянофилы спорят с западниками на самые, казалось бы, отвлечённые темы, «о личности» или об историософии, то имеют ввиду весьма конкретные материи.

Потому что всё здесь увязано в тугой узел и от решения любой, даже самой проходной мелочи, зависит архитектура здания в целом.

Постоянно спотыкаешься о то, что, вроде бы, знаешь или знал.

О то, что живёт внутри, в полупереваренном виде и никогда не выходит наружу в область осознанного.

роман идейCollapse )
post comment

Мои чердачинские твиты. Июль [28 Jul 2019|12:00pm]
  • Пн, 23:39: «Как и другие общественные силы эпохи, наша литература стремится к тому, с чем якобы борется, - к однообразию...»
    Рене Жерар «Ложь романтизма и правда романа», стр. 295
  • Вт, 05:00:Этим летом мальвы стало заметно меньше. Словно бы уличные кусты в вышиванках сорвалась однажды с насиженных мест и ушли куда-то, видимо, на юга. Зато облака словно бы сошли с ума и обарочились до состояния полного рококо. Это небесные бисквиты так пытаются изменить карму Чердачинска, но пока тщетно: их усилий мало кто замечает. Зато вчера пришло понимание: сны - это возвращение затрат, потраченных на обстоятельства и персонажей прошлого. Чем больше вложено усилий, тем ярче сюжеты, тем чётче герои, тем больше сны похожи на книги, нуждающиеся в постоянном перечитывании.
  • Ср, 15:29: Въехали в жару точно с горки - плавно, зато в самое пекло. Зной, как кашель, бывает сухой и лающий, выжигающий себя изнутри, а если после дождей, то влажный, отхаркивающийся стоячим желе. Не тропическим и душным, как перед самой грозой, но смещающим центр принятия решений в лоб: просыпаешься утром, а лето уже тяжелеет внутри, точно сам его вырабатываешь. С возрастом разница времён года начинает стираться: все главные изменения происходят внутри, а не снаружи и главная наша погода - самочувствие.
  • Чт, 02:08: Мы уже десять дней в Чердачинске, но всё руки не доходили возобновить летние хроники жизни в посёлке. Сегодня перед грозой была буря, электричество вырубило по всему околотку и только в макбуке остался запас - все легли спать, а у меня образовалась пауза, которую я тоже посвятил Дане и Мике: такая, значит, вышла у меня первая декада июля.
  • Вс, 20:24: Я-то думал, что южный полюс наших летних температур выпал вчера (+34), но ведь и сегодня + 33, и завтра такая же погода - тихая и безветренная, точно тоталитарная площадь в столице восточной империи, выложенной сплошь горячим асфальтом. Из неё не выбраться как из собственной кожи, не выпрыгнуть, не перепрыгнуть, не передохнуть. Душа моя, сосуд беззаконий и спелых ягод (вишня, смородина и малина наливаются наперегонки), гораздо прохладнее. Хладнокровнее. И висит под южным небом отчаянная пустота, внутри которой спрятана ещё одна, временная, но демонстративно неторопливая. Справиться с ней можно лишь усилием воли. Вот и говорю себе: "Потерпи немного, серьёз долгим не бывает. Ну, ещё один день, ну, два, а после полнолуния обязательно наступит осень".
  • Пн, 20:21: На третий-четвёртый день жары за тридцать дом перестаёт остывать ночью и в комнатах устаканивается температура человеческого тела. Какие ж мы все горячие!
  • Вт, 00:09: Жара резко спадает. Днем было 33, сейчас уже 17, все давно спят и можно записать, как мы ездили с Даней на выставку роботов после того, как Василиса отыскалась. Извините, если затянул с рассказом, так как судьба Васи всколыхнула много хороших людей, но раньше я и правда не мог: когда температура выше тридцати не то, что писать, читать сложно. Кажется, что горячий песок тут же набьётся в глаза и отключит всё внутреннее электричество.
  • Ср, 15:43: О, "Журнальный зал" заработал. Поздравляю всех причастных. https://t.co/xfmoKmX0j5 https://t.co/xfmoKmX0j5
  • Чт, 15:09: Ольга Балла попросила высказаться о риске и дозволенном в искусстве и в литературе. Поучаствовал в заочном круглом столе журнала "Знамя". https://t.co/vpNFlbNudB
  • Сб, 16:03: Персонаж. Любил собак, но завёл кошку: котов ведь не жалко...


  • облачный КиотоCollapse )
5 comments|post comment

Трилогия Сергея Кузнецова «Живые и взрослые». «Livebook», 2019. Лонг-лист премии "Новые горизонты" [27 Jul 2019|04:28pm]
Удивительно, но фантазийная трилогия Сергея Кузнецова, прочитанная сразу же после «Квинта Лициния», трилогии Михаила Королюка о попаданце в социалистическое прошлое, выглядит её негативом.

Точнее, позитивом, так как написана не с имперских, но с гуманистических, «общечеловеческих» позиций, исподволь обучающих читателей «правильной жизненной позиции».

Две эти книги велики по объёму (книжное издание «Живых и взрослых» содержит 974 страницы против 1062 у Королюка), в них по три части, соотносящихся как «тезис», «антитезис» и «синтез» (у Королюка, впрочем, неокончательный), изучающих советское прошлое с точки зрения «взрослого» настоящего, возвышающегося над тем, что было горой «нового опыта».

У Кузнецова тоже присутствует сюжетная линия математического вундеркинда, способного вычислить местонахождение параллельных и пограничных миров, группирующихся возле Границы перехода между миром мёртвых и миром живых, в котором живёт четвёрка отважных школьников (Марина, Ника, Гоша и Лёва), занятых разрушением этой самой Границы.

Для чего они это делают, непонятно, вроде бы как для освобождения человечества от ненужного деления на своих и чужих, мешающего абсолютной свободе, однако, чем дальше в текст «Живых и взрослых» тем больше разделение мира на антагонистические половины выглядит логичным и даже разумным.

Судите сами.

Школьники живут в стране, напоминающей поздний советский период – Сергей Кузнецов явно вдохновлялся опытом собственных детства и юности: его трилогия ещё один способ то ли «закрыть гештальт» собственного «опыта несвободы», к которому был приговорён каждый, кто жил в СССР, то ли, напротив, попытаться ещё раз пережить период, когда деревья были большими, все люди казались братьями и сёстрами и не было ничего важнее любви, дружбы, свободы, равенства, братства.

Страна, в которой живут Марина, Ника, Гоша и Лёва, отчаянно напоминает Советский Союз, но для «безопасности» нарративных операций, а также ради творческой свободы, Кузнецов смещает описание реальности в сторону лёгких исторических обобщений – от СССР он берёт не столько конкретику бытовой жизни (которую реконструирует, впрочем, весьма тщательно), сколько логику развития территорий, окружённых врагами, пропитанных сыском и государственной подозрительностью, которые легко превращаются в отсутствие элементарных свобод и тотальный диктат идеологического контроля.

Историческая реальность смещается в сторону фабульной схемы, а имена собственные обыгрываются каламбурами – названия советских и западных фильмов, книг, фирм, городов, стран превращаются в легко узнаваемые неологизмы.

Так возникают книги «Пятница кончается в понедельник» и «Навстречу грозе», «Математики смеются» и «Стеклянный кортик», рок-группа «Живые могут танцевать», города Парис и Вью-Ёрк.

Таким образом, автор, с одной стороны, отдаёт должное предшественникам и источникам своего вдохновения, с другой – показывает особенности метода, каламбурящего на всех содержательных уровнях, от перелопачивания реальности до содержательных метаморфоз, выворачивающих привычный нам смысл наизнанку.

за горбатого японцаCollapse )
1 comment|post comment

Фантастическая трилогия Михаила Королюка "Квинт Лициний". Лонг-лист премии "Новые горизонты" [19 Jul 2019|05:30pm]
Роман о нашем современнике Андрее Соколове, заброшенном в 1977-ой, (время его учёбы в ленинградской школе) для того, чтобы спасти СССР от распада, выдвинут на «Новые горизонты» в виде трилогии и это самый объёмный текст лонг-листа.

Конвертировав присланный файл в 14-ый кегль, я получил более тысячи страниц (если точнее, то 1062), из-за чего последнюю четверть, где-то после 800-ой страницы, читал с всё более нарастающим вниманием.

Из одного невероятного события (встреча в поезде на Шепетовку с инфернальной силой, пытающейся спасти мир от грозящей всем нам гибели, для чего и понадобилось путешествие во времени как раз и соответствует «правилу Стругацких», считавших, что для полноценного фантастического сюжета вполне достаточно всего одного допущения) Михаил Королюк наплодил диковинное количество сюжетных линий, соединить которые воедино не смог бы и самый опытный сценарист.

Чем отчётливее приближался финал, тем сильнее было ощущение, что победить нагороженный огород можно лишь так, как Александр Македонский разрубил Гордиев узел.

Сделав вид, что Андрей Соколов проснулся или же был вызван обратно в настоящее.

Однако, оказалось, что незадолго до конца текста в файле, начинается четвёртая книга «Квинта Лициния», пока что вместившая всего пару глав.

Видимо, над продолжением автор работает в настоящее время и, таким образом, на «Новые Горизонты» выдвинуто незаконченное произведение, которое, если действовать по уму, следовало бы отклонить.

Не только по формальным причинам, но и по уровню «писательского мастерства», выдающего в Михаиле Королюке крайне амбициозного дебютанта, романными техниками пока не владеющего. Ну, то есть, абсолютно.

Дальше пойдут спойлеры и констатации.

Прошу не воспринимать мой текст как критический – «Квинта Лициния» я не оцениваю, он не конвенционен во всех смыслах, поэтому я буду просто рассказывать о трилогии.

Не критикуя, а называя своими именами то, что автор сделал, а номинатор, выдвинувший эту трилогию на премию, поддержал в каком-то приступе самоуничижительного глумления над «Новыми Горизонтами» и своими коллегами, добросовестность которых вынуждала со всей этой литературной кадрилью знакомиться.


фантастика мертвой водыCollapse )
12 comments|post comment

Потери обретённые и безвозвратные.Как дорога на выставку может оказаться уроком сложения и вычитания [16 Jul 2019|12:03am]
Ветер сцепился с жарой и выдувает её из посёлка.

Обычно монотонный зной придавливает страну безмятежностью, превращая любое место в южную окраину. Точно по взмаху волшебной палочки, переносит нас куда-то ближе к морю. Разница в том, что моря по близости нет, а есть повышенная тревожность – как и положено буранному полустанку: деревья шумят кронами, двери хлопают из-за сквозняков, разгоняя духоту. Перезрелая вишня сбрасывает ягоды на бабушкину лежанку, точно десант.

К тому же, пропала Василиса. Ждём её каждую минуту. Вдруг появится, невинное создание, затрусит к своей миске.

Вот и Даня, занимаясь математикой, постоянно отвлекается на посторонние звуки. Да и мне постоянно кажется, что в шум природы вплетается осторожное кошачье мяуканье – вот до чего можно довести себя повышенной эмпатией.

Сказал об этом маме, она в который раз пошла обходом наши закоулки.
Пока сидел и описывал юго-восточный ветер, взяла ключи и вот уже открывает гараж за гаражом (их, приспособленных под старьё и строительные материалы, стоит на улице три), слышу в окно, как она зовёт меня.

Одно ухо у мамы не слышит, второе искажает акустику: звуки словно бы обтекают её с одной стороны и сложно разобраться откуда они идут на самом деле.

А тут она позвала Василису и решила, что тоже слышит приглушённое мяуканье. Точно кошка на дереве сидит. Или в магазин ушла, да по дороге заплутала.

Делать нечего, присоединился к поискам.

Решили залезть даже в самые заброшенные углы усадьбы и её окрестностей.
Туда, где на месте рощи, срубленной под строительство магазина «Мир увлечений», мы заново и нуля выращиваем новые кусты и деревья.

Вася оказывается в самом дальнем гараже, которым, вообще-то, мы никогда не пользуемся. Но четыре дня назад папа зачем-то залез в него (доставал дрова на растопку мангала) и закрыл кошку внутри.

Вообще-то, Василиса немного дикая и к людям старается не подходить. Шарахается, особенно когда на улице, от любых движущихся фигур.
Но папу нашего любит и, единственного, признает – это ведь он приголубил её в самом начале совместной жизни, а теперь каждое утро, уходя на работу, кормит Василису вместе с Брониславой.

Видимо, поэтому она за ним и поплелась, «помогать», да так в гараже и осталась.

Четыре дня сидела без воды и еды, мяукала, пока не устала, а мы всё это время ходили мимо и чуть не сгубили живое создание!
Она ведь пропала накануне самой великой жары за тридцать, которую только теперь ветер выдувает из посёлка.

Если отсутствие еды кажется невыносимым, но не смертельным, то этого точно не скажешь про возможное обезвоживание.

Кинувшись к нам, точнее, мимо нас, Вася просочилась в дверь и тут же побежала в дом, сразу на кухню.
Пошли за ней, чтобы накормить как следует, по дороге бурно приветствуя пропажу.

В сенях Вася столкнулась с Броней, которая, нос к носу, обнюхала сожительницу. Василиса, однако, торопилась к миске.

Шла, покачивая впалыми боками. Немного шатало, да.

Однако, первый раз поела немного (вот ведь умное создание!), не стала набрасываться на корм, как какое-нибудь голодное создание, но тактично поковырялась в миске и затрусила на улицу.
Даже не попила, но снова отправилась гулять.

Когда весть о чудесном спасении кошки стала известна всем домашним, мы преисполнились радости и ликования.

Оказывается, все эти дни мы жили как под прессом, мешавшим полноценному существованию – что-то постоянно мешало жить как раньше, хотя, казалось бы, какая ж это мелочь – вторая наша кошка, живущая среди нас наособицу.

Как если болит что-то или дома не всё в порядке, а люди стараются не замечать и живут поверх этого. Однако, проблемка же из-за этого никуда не девается, продолжает довлеть.

Зато как легко и спокойно становится когда беда уходит.

Хотя казалось бы…

Мы ведь так с Васей и не породнились полностью, иногда иронично называли «приживалкой» – когда она скромно спала с кресле у входной двери, не без достоинства скрывая свой нос с рыжей кляксой под хвостом, уткнув его в фиалковую железу.

Думали, что не породнились, но судьба-злодейка помогла нам убедиться, что это не так и Вася целиком стала родной.

Это Мика не совсем понял, что произошло, а вот Даня радовался вместе со всеми счастливому избавлению кошки от верной гибели. Хотя ведь ещё накануне папа, дед его Вова, клялся, что не ходил в отдалённые гаражи, ибо не за чем.

Минут через десять, Василиса вернулась в дом и поела ещё немного.
А потом ещё чуть-чуть.

Так она и бегала весь вечер к миске (при этом ни разу не попив воды), в промежутках терпеливо выстаивая у зарослей ромашки и топинамбура, в которых обычно они с Броней охотятся на мышей.

Вася вернулась на насильно прерванную вахту, сам в окно видел.

Ночью же пришла поближе к людям, растянулась на диване, рядом с мамой, уснула доверчиво и беззащитно, как кажется, никогда раньше не спала.
Жара, продутая ветрами, начала спадать, принося облегчение.


туда и обратноCollapse )
32 comments|post comment

Рене Жирар "Ложь романтизма и правда романа". "НЛО", 2019 в переводе Алексея Зыгмонта [14 Jul 2019|01:33pm]
В каком-то смысле это не одна, но сразу несколько книг: мысль Жирара постоянно дрейфует к всё большим и большим обобщениям.
«Ложь романтизма и правда романа» редкий случай книги, когда авторские выкладки опередить невозможно, так как Жирар постоянно меняет угол подачи.
Приходится идти следом.

Начинается всё достаточно традиционно для философско-филологических штудий, в которых концепция растекается шире научной рефлексии. Вот примерно как у Бахтина или Ортеги-и-Гассета.
Когда литературный материал берётся для того, чтобы рассказать что-то не только об искусстве и его конкретных произведениях, но ещё и о состоянии современного мира.

Такие монографии редки, поскольку Жирар не скрывает – его интересом является не набор классических романов, складывающихся в набор типологически близких конструкций, но само состояние современной цивилизации, в базисе которой лежит «треугольник желаний», отражённый в великих книгах и легко из них извлекаемый.

Самым схематичным и старым здесь оказывается «Дон Кихот» Сервантеса, где, как известно, старичок, начитавшийся рыцарских романов, впал в прелесть идеализированных куртуазных отношений.
Фигурой для подражания Дон Кихот выбрал себе рыцаря Амадиса.

Отныне Амадис становится для него медиатором – фигурой божественной и идеальной. Дон Кихот как бы завидует Амадису, пытаясь присвоить его личные свойства: и поскольку Дон Кихот подражает Амадису, так выходит, что совсем уже книжный персонаж оказывается для него соблазном, отнимающим личные свойства.

Дон Кихотом овладевает «онтологическая болезнь», выражающаяся в гордыне, извращённая спиритуальность, ведущая его к гибели, поскольку соблазн походить на кого-то извне лишь нарастает.

Только на смертном одре Дон Кихот отрекается от морока для того, чтобы духовно поправиться вместе со своим автором, который точно также преодолевает свои соблазны – а писательство и есть один из главных соблазнов гордыни, ориентирующейся на внешних медиаторов, которыми являются читатели и критики.

еще один учебник писательского мастерстваCollapse )
1 comment|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]